Как гималайская соль стала вишнёвым мрамором

Не так давно я увидела у себя во френдленте на facebook пост одного из друзей с фотографией, которую вы видите. Подпись к фотографии меня удивила: «Это не мясо, а соль (гималайская)». Привычка сомневаться побудила меня перепроверить информацию об изображении. И, как оказалось, не зря.

Передо мной за несколько секунд поиска открылось информационное море о залежах натуральных камней, стройке и архитекторах. А сама «гималайская соль» оказалась редким сортом мрамора, который добывают только в одном месте — турецком городе Алачакая. Когда-то давно, с лёгкой руки неизвестного поэта, возможно влюблённого в сладкие ягоды вишни (или черешни?) этот мрамор получил название «вишнёвый» за свою красоту, необычный рисунок и физические свойства. Вишнёвый мрамор экспортируется в 60 стран на 4-х континентах.

Если бы камни умели говорить, а люди бы имели достаточной остроты слух, то перед нами открылись бы немалым числом истории о взаимности, где архитекторы слагают гимны Совершенству, украшая его вишнёвым мрамором, и он — мрамор — судя по всему, совершенно не против быть «вишнёвым», оставаясь ценным материалом в руках мастера. Белый дом, досточтимая Кааба, самые дорогие отели и магазины во всех уголках мира украшены редким по красоте и структуре декоративным отделочным камнем.

С взаимностью поэтов и неживой природы всё более или менее понятно. «Но как будет развиваться дальше история с «гималайской солью», которая оказалась вишнёвым мрамором?» — спросите вы. Автор поста про «соль» лишний раз заставляет вдумчивого читателя обратить внимание на необходимость иметь навык ориентировки в инфопотоках, умение вылавливать фейки, верифицировать информацию. Большинство грамотных пользователей интернета принимают это условие как необходимое для эффективного функционирования в современном мире. Фактчекинг стал частью их стратегии присутствия в киберпространстве.

Среди таких грамотных граждан, стремящихся во что бы то ни стало докопаться до истины и «вылечить» заблудших от неспособности отделять фейки от подлинно правдивой информации бытует мнение, что тотальный мониторинг фейков в медиапространстве — настоящее спасение для человечества. И что каждому из поверивших фейку просто необходимо присылать уведомление: «Данная информация была подвергнута профессиональному фактчекингу. Он показал, что это 100%ный фейк. И вот почему …».

Приведённая мною цитата взята из вполне реального исследования психологов, безуспешно пытавшихся потушиться пожар раскола в медиасреде. Отчёт об их работе только что опубликован и озаглавлен «Perverse Downstream Consequences of Debunking: Being Corrected by Another User for Posting False Political News Increases Subsequent Sharing of Low Quality, Partisan, and Toxic Content in a Twitter Field Experiment». Резюме отчёта весьма печально. По окончании эксперимента фейкам по-прежнему верило не меньшее число людей, чем в его начале. Но при этом резко возросло озлобление, предвзятость и языковая токсичность среди тех, кто получал уведомление службы фактчекинга. Самих фейков тоже меньше не становилось.

Напрашивается вывод: мы плохо понимаем, как работает взаимодействие процессов оценки информации в головах людей и инфопотоков мемов (новостей, идей, представлений, эмоциональных триггеров и т.д.) в социальных медиа. Даже самый, казалось бы, очевидный метод борьбы с фейками – их разоблачение, — способен сделать ситуацию ещё хуже (рост предвзятости и языковой токсичности). Поэтому финал истории с «гималайской солью», которая оказалась вишнёвым мрамором, у каждого читателя будет свой и зависит он исключительно от его вкусов и предпочтений во время путешествий по киберспространству.

Некоторую надежду на благоприятный исход конфликтов нам всё-таки даёт юстиция. Суды Российской Федерации начали взыскивать крупные компенсации за публикацию в социальных сетях чужих фото без согласия изображённых на них людей. И это только начало в правовом регулировании киберпространиства. Получается, только заплатив штраф человечество готово менять своё поведение и отношения друг к другу.

p.s. Там, где не работает психологический «пряник», отлично срабатывает юридический «кнут». Похоже, именно таким будет слоган формирующегося электронного правосудия.

Короткое видео о том, как добывают вишнёвый мрамор в турецком городе Алачакая

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2021 Елистратова Вероника On-line // Техподдержка: Elistratova.com